Что есть мышление?

Мышление это процесс моделирования ситуаций и действий, совершаемых в среде внутренних моделей. Об этом я уже не однажды говорил в своих предыдущих статьях, но посетителям нашего сайта возможно покажется более предпочтительным ознакомиться с мнениями изучающих вопросы мышления так сказать профессионально. В этом направлении может оказать существенную помощь книга Спиридонова В.Ф. "Психология мышления: Решение задач и проблем" ...

 

Мышление, как сообщает автор книги, — явление чрезвычайно многоликое. Не претендуя на полноту его рассмотрения, выделим набор смысловых доминант — стержневых тенденций в интерпретации мышления, которые будут положены в основу дальнейшего изложения.

 

1) Платоновское определение мышления (разума) как способности видеть единое в различном — первая из ключевых линий его понимания. Усмотреть у произвольного набора предметов хотя бы одно обшее свойство, связывающее их по сути и наглядно не воспринимаемое («сущностный» признак) — базовое свойство мышления. Именно благодаря ему оказывается возможным доступ к истинному знанию (в платоновской терминологии душе удается вспомнить идеи, которые являются сущностью реальных вещей). Итак, мышление выступает здесь как обобщение и абстрагирование.

 

2) Сформулированное И. Кантом условие всякого мышления (возможности нечто помыслить) — мыслимо лишь то, что возможно представить, — содержит в себе еще одну смысловую линию: мышление как представление. Именно мышление дает возможность оперировать с любым, пусть даже самым невероятным или абстрактным содержанием. Более того, мышление — единственный способ представить человеку еще неизвестное (например, в форме интеллектуальной задачи).

 

3) Третья линия понимания отчетливо просматривается в акте божественного творения...(?!.) Таким образом, мышление вполне можно толковать как процедуру порождения нового.

 

Все эти три достаточно абстрактные линии удачным, с точки зрения автора книги, образом преломляются в собственно психологическом определении мышления как процесса решения задач или проблем.

 

Еще одним существенным свойством мышления выступает то, что оно может быть целиком «внутренним» процессом, то есть оно протекает практически безо всякой опоры на предметы или явления окружающего мира.

 

Такое мышление, по мнению Спиридонова, невидимо даже для своего носителя. Это свойство, по-видимому, наиболее загадочно с точки зрения здравого смысла, особенно если учесть, что между мышлением и действительностью никогда не бывает полного совпадения.

 

Наличие всех этих особенностей приводит к тому, что мыслительным процессом трудно управлять, особенно нелегко произвольно направлять его в какую-то сторону, и уж совершенно невозможно гарантировать получение каких-либо нетривиальных решений. Это в равной степени относится и к усилиям самого человека, и к любым попыткам воздействовать на мышление «снаружи». Гарантированное успешное решение нестандартных задач или проблем — к сожалению, утопия.

 

Чтобы судить далее о процессах мышления Спиридонов переходит к рассмотрению объектов мышления, а именно задач и проблем, поскольку мышление, согласно Спиридонову, протекает в форме решения задач и проблем. Эти основные объекты мышления требуют подробного описания. Английские понятия «task» и «ргоblem» — практически полные синонимы, как и аналогичные русские слова «задача» и «проблема». Таким образом, в обыденном языке для противопоставления этих объектов мышления нет достаточных оснований.

 

Проиллюстрируем эту ситуацию одним характерным исследованием. Н.А. Абрамова просила специалистов в сфере искусственного интеллекта и психологов дать определения задачи и проблемы, а затем привести примеры того и другого класса и обосновать их. Анализ полученных результатов показал, что «на словах» участники эксперимента старались противопоставить друг другу указанные явления. А на уровне приведенных примеров и их объяснений задачи и проблемы оказывались практически неразличимыми. При этом даже специалисты высокого уровня явно испытывали значительные трудности при выполнении задания, совершали логические ошибки, допускали противоречия и несогласованные высказывания (особенно наглядные, когда примеры, приводимые человеком, противоречили им же сформулированным определениям) и т.д. Все это свидетельствует о том, что устойчивые критерии противопоставления задач и проблем у испытуемых отсутствовали.

 

Действительно, добавлю от себя, в научной среде по части терминологии изрядный, простите, кавардак. А все из-за того, что каждый исследователь имеет собственные модели представлений, не согласованные должным образом с представлениями других ученых сограждан. Поэтому нам приходится лишь догадываться о подлинном смысле употребляемых ими слов, опираясь на механизм контекстного понимания словесных построений.

 

Ну, например. Скажем, я поставил себе "благородную" задачу отразить состояние понимания вопросов мышление на основе краткого изложения взглядов, представленных в упомянутой выше книге. Тем самым я поставил себе указанную в задаче цель. Однако как реализовать достижение этой цели я пока не знаю, поэтому достижение цели превращается для меня в проблему – проблему достижения цели при отсутствии или недостатке известных мне средств, позволяющих осуществить достижение цели. Таким образом, на пути достижения цели или решения проблемы передо мной встает задача нахождения требуемых средств. Об этой задаче я снова могу говорить как об очередной возникшей передо мной проблеме, которую я разбиваю на несколько задач, связанных с поиском каких-то конкретных средств и реализацией намеченных этапов моих действий. То есть, подобным образом я могу употреблять одни и те же слова в существенно разных смыслах, и не исключено, что вам удается улавливать эти разные смыслы, исходя из контекста того, о чем я говорю. Но в целом, приведенные фрагменты словоупотребления свидетельствуют об изрядном несовершенстве и смысловой несогласованности нашего языка и даже о нашем непонимании существования такой проблемы. А посему мы порой можем спокойно проглатывать фразы миропостроителей от физики вроде "искривления пространства", "не ограниченная, но замкнутая бесконечность" и прочего подобного рода ужасной ерунды.

 

Однако я несколько отвлекся от содержания книги. В частности в ней говорится о том, что Д. Пойа считал, что классификация задач может оказаться полезной при их решении, поскольку хорошая классификация предполагает разделение задач таким образом, что сам тип проблемной ситуации предопределяет метод решения. К сожалению автора книги и моему тоже, классификаций такого уровня пока не создано.

 

Далее в книге разбираются многочисленные аспекты классификации моделей и задач. Однако все эти многообразные сведения не относятся к тому типу знания, которое обычный посетитель нашего сайта смог бы применить в режиме здесь и сейчас хотя бы в протяженности его усилий в таком направлении в течение одного месяца. Так что я опускаю эти общие сведения в пользу сведений, представляющих более практический интерес. А именно к некоторым техническим приемам стимуляции и упорядочения мышления, которые автор книги называет эвристическими методами.

 

Итак,
ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭВРИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

 

Будучи весьма и весьма необычными, эвристические приемы предполагают следование в ходе решения своеобразным правилам, часто непривычным и противоречащим повседневному опыту. В результате решение задачи или проблемы с помощью эвристик напоминает не поступательное приближение к четко поставленной цели (хотя бывает и такое), а использование ловушек, капканов и других охотничьих «хитростей» для поимки неизвестного «зверя».

 

Эвристические приемы первой группы носят название «методы поиска идей»: они используют самые разные возможности борьбы с шаблоном, способствуют возникновению инсайта, используя его как необходимый момент процесса решения. Поскольку возможности прямого управления творческим процессом отсутствуют, эти методы основываются на опосредованном воздействии через организацию определенных влияний на ситуацию решения (разнообразные преобразования задачи, изменение физиологического и психологического состояний человека и т.п.).

 

Сюда относятся мозговой штурм, синектика и, с некоторыми оговорками, эвристики, наводящие на решение (например, генерирование прямых или обратных гипотез, включение частей задачи в новые структуры и т.д.).

 

Методы второй группы часто (и не совсем оправданно) называют «логическими». Они строятся на предположении, что в процессе решения доминируют логические компоненты, которые хорошо поддаются сознательному контролю и объяснению. Они позволяют четко организовать и упорядочить процедуру получения и оценки возможных решений. В качестве примеров здесь могут быть названы морфологический анализ, таблицы взаимосвязи, контрольные списки, замена в формулировке задачи слов терминами, использование наглядных изображений основных соотношений задачи и т.д.

 

Методы третьей группы предполагают, что человек способен осознавать не только решаемую задачу, но и ситуацию, в которой она возникла, и ту, в которой протекает решение. Все это позволяет целенаправленно выстраивать процесс решения сложных слабоструктурированных проблем, вовлекая в него как совершенно разнородное содержание, так и очень разных участников, «включенных» в проблемное поле. Образцами таких эвристических приемов могут служить игры открытого типа, а также рефлексия, планирование, интеллектуальная дисциплина и др.

 

Мы опишем целый ряд эвристических методов, предназначенных для решения задач или проблем, разделив их на индивидуальные и групповые (именно этот момент в наибольшей степени влияет на технологию их применения). Большинство известных процедур (пожалуй, за исключением мозгового штурма и в меньшей степени теории решения изобретательских задач — ТРИЗ) не пользуются широкой популярностью, хотя могли бы найти себе применение в самых разных областях практики, в том числе в учебном процессе, где наряду с передачей знаний можно обучать и решению нестандартных задач. Кажется, что сложившаяся ситуация связана как с недостатком информации о значительных возможностях, которые открывают эвристические приемы в ходе решения, так и с широко распространенным упованием на интеллектуальное «чудо» (инсайт), наступлению которого якобы ничем нельзя помочь, а можно лишь помешать.

 

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ЭВРИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

 

Как уже отмечалось, чаще всего необходимость в эвристических средствах возникает в случае «нерешаемой» задачи или проблемы. Обычно нестандартные проблемные ситуации требуют неожиданных ходов для своего решения и потому оказываются сложными. В такой ситуации разумно использовать эвристики. К индивидуальным эвристикам можно отнести: аналитические эвристики (анализ условий, цели, конфликта, если он присутствует в задаче, анализ условий с точки зрения цели), рефлексию собственных способов решения, эвристики, наводящие на решение (генерирование различных гипотез, иключение элементов задачи в новые структуры, поиск «свежего» взгляда на задачу), оптимизацию мыслительного процесса за счет перерывов и разумной регламентации, деление задачи на части, поиск обходных путей и многие другие весьма эффективные эвристические средства. Все они доступны для самостоятельного использования и достаточно действенны даже при не самом грамотном применении.

 

Эвристики помогают генерировать идеи (обычно с опорой на различные ассоциативные связи), структурируют поиск собственных ошибок, обеспечивают способами выхода из тупиковых ситуаций. Более того, хороший («эвристически подкованный») решатель отличается гибкостью и умением выбрать средства решения в соответствии с теми трудностями, с которыми он столкнулся. Помимо отдельных эвристических приемов, в его распоряжении находятся и целостные стратегии решения. Хорошим примером стратегии может служить рассмотренная выше система эвристических приемов, разработанная И.И. Ильясовым (1992) (см. раздел 3.4). Она предполагает использование тех или иных эвристик в соответствии с мерой определенности их результата и стадией решения задачи. Рассмотрим некоторые другие известные стратегии, которые часто применяются в индивидуальной работе (хотя могут быть использованы и в групповом решении).

 

Известный американский психолог Дж. Бродбент (Broadbent, 1966) выделяет два основных типа негрупповых приемов интенсификации творческого мышления: 1) контрольные списки и 2) матрицы взаимодействия. Эти методы позволяют значительно расширить область поиска, обнаружить его новые направления в том случае, если очевидные решения не дали желаемого результата, произвести анализ взаимосвязей между частями проблемной ситуации.

 

Контрольный список представляет собой или список вопросов, на которые необходимо ответить в ходе анализа задачи, или список аспектов, выделение которых в проблемной ситуации может оказаться результативным, либо, наконец, список приемов решения, показавших себя эффективными при решении сходных задач. Существуют контрольные списки, фокусирующие внимание как на частных, чисто технических аспектах проблемной ситуации, так и на некоторых общих принципах подхода к ней. Дж. Бродбент считает, что списки, содержащие вопросы общего характера, более эффективны для выделения ключевых аспектов проблемы.

 

Контрольный список как эвристическое средство определен не своим содержанием (оно может варьировать в довольно широких пределах), а способом работы с ним. Список предъявляется в письменной форме, и решатель, последовательно читая его, должен пробовать так или иначе применить его к своей задаче.

 

Самый простой из известных — метод «зачем?—отчего?— почему?». Цель постановки этих трех вопросов состоит в том, чтобы выявить скрытые противоречия в формулировке и условиях задачи или проблемы, обнаружить неожиданные ходы рассуждения. При квалифицированном использовании какого-либо контрольного списка удается избежать тривиальных ходов и задавать только те вопросы, которые в достаточно обшей форме способствуют раскрытию ключевых аспектов проблемной ситуации и подготавливают будущее решение. По осям таблицы взаимосвязи откладывают различные аспекты проблемы, отдельные характеристики желаемого продукта или технологического процесса и т.п. Новые решения генерируются путем нахождения всевозможных комбинаций факторов (представленных клетками таблицы).

 

Среди приемов этого типа известность получили и таблицы сопряжения. В них по вертикали записываются физические характеристики проектируемого объекта, а по горизонтали — их возможные вариации. Таблица должна быть составлена так, чтобы изменение одной физической характеристики не вело автоматически к изменению другой. Новые решения получаются путем всевозможных комбинаций факторов, отложенных по вертикали и горизонтали.

 

Очень широкое распространение получил метод морфологических карт (или морфологического «ящика»), предложенный Ф. Цвикки (Zwicky, 1957). В рамках этого метода выделяются не физические характеристики, а функциональные параметры объекта. Этот метод применялся для поиска решений ряда проблем самого различного характера: от транспортировки нефти без танкеров до конструирования быстро убираемого навеса от дождя над теннисным кортом. Наилучшие результаты он может дать при исследовании ограниченной области поиска в ходе решения задач, а не при изучении плохо определенных и нечетко сформулированных проблем.

 

План действий

1. Определить функции, которые будущий объект должен выполнять.

2. Перечислить на морфологической карте возможные частичные решения, то есть альтернативные способы осуществления каждой функции.

3. Выбрать по одному приемлемому решению для каждой функции.

Применение этого метода описывается на примере решения задачи нахождения новых системм отопления жилищ..

 

Здесь в первую очередь следует определить функции, которые будущий объект должен выполнять. Важно, чтобы выбранные функции были относительно независимы и чтобы ни одна существенная из них не была упущена. Существенными функциями для обеспечения комфорта человека в отапливаемой комнате считаются следующие факторы (см. таблицу 9):

а) приемлемая температура воздуха;

б) приемлемая радиационная температура (чтобы избежать ощущения холода, подобного тому, которое испытываешь у холодной стены или окна);

в) приемлемое движение воздуха (чтобы обеспечить достаточную вентиляцию без сквозняков)... И т. д.

 

Весьма удобным и часто используемым эвристическим средством является матрица взаимодействий. Здесь предметом анализа становятся возможные взаимосвязи и взаимоотношения между несколькими объектами. Главное достоинство данного метода состоит в том, что он позволяет провести объективную проверку требований задачи и возможных решений, которую невозможно осуществить чисто мыслительным путем.

 

Матрицы взаимодействия являются удачным средством решения тех задач, которые допускают разбиение на «элементы» и «взаимосвязи», и бесполезны, когда структура проблемы представляется нечеткой и размытой.

 

Очень интересным с точки зрения построения и процедуры применения является разработанный Г.С. Альтшуллером АРИЗ или ТРИЗ (алгоритм или теория решения изобретательских задач). В отличие от вышеописанных он создавался как существенно более специализированное эвристическое средство, рассчитанное на решение лишь одной разновидности проблемных ситуаций: изобретательских задач, несущих в себе конфликт между условиями и требованием. Позднее, претерпев несколько модификаций, данный метод стал применяться и для обучения, причем как самих изобретателей, так и специалистов по их обучению. Отдельные его элементы стали использоваться в школьном и вузовском образовании как средство развития творческих способностей учащихся; другие нашли свое применение в практике решения бизнес-задач и проблем. Рассмотрим эту эвристическую стратегию на примере одной ее разновидности — АРИЗ—68 (цифра обозначает год разработки данной версии) (Альтшуллер, 1969). Это далеко не последняя модификация метода, который выступает весьма мощным и последовательным способом «борьбы» с конфликтными задачами. Именно отменные возможности выявления и устранения противоречий являются принципиальной особенностью АРИЗ.

 

Сам создатель метода различал административные, технические и физические противоречия (Альтшуллер, 1991). Административное противоречие представляет собой проблемную ситуацию, которая возникает, когда обнаруживаются нежелательные эффекты при невозможности их устранения известными способами. Такие противоречия констатируют лишь сам факт возникновения изобретательской ситуации. Например, ледокол продвигается вперед во льдах по методу клина, проламывая препятствие своей массой. Если лед имеет толщину два-три метра, то скорость корабля не превышает скорости пешехода (4 км/ч). Как повысить скорость движения ледокола вдвое?

 

Формулирование на основании проблемной ситуации задачи соответствует переходу от административного противоречия к техническому. Техническое противоречие — это недопустимое по условиям задачи ухудшение одного параметра при попытках улучшить другой. Например, при повышении качества изготовления какого-либо изделия (что связано с тщательностью его обработки) обычно повышается его стоимость или при повышении прочности детали обычно возрастает ее вес.

 

В основе технического противоречия лежит противоречие физическое. В процессе анализа задачи постепенно выявляются такие ее элементы, от которых требуются взаимоисключающие физические состояния. Например, данный объект, чтобы удовлетворять требованиям задачи, должен обладать определенным свойством, чтобы выполнять какую-то функцию, и одновременно не обладать им. Скажем, быть и не быть подвижным или окружать собой другой объект и не окружать его.

 

Для преодоления противоречии АРИЗ предполагает использование на определенном этапе работы своеобразных «подсказок». К ним относятся:

 

1) Таблицы типовых приемов разрешения технических конфликтов, которые допускают применение и вне пределов технического изобретательства.

Эти таблицы содержат порядка сорока обобщенных приемов, выделенных автором в ходе анализа отечественных и зарубежных патентов и авторских свидетельств (всего им было проанализировано около десяти тысяч патентов!). Например: прием копирования (вместо недоступного, сложного, дорогостоящего, неудобного или хрупкого объекта использовать его упрошенные копии), или прием дешевой недолговечности (изменить объект так, чтобы он использовался только один раз), или прием частичного решения (добиваться не полного, а час тичного решения), или прием «заранее подложенной подушки» (компенсировать относительно невысокую надежность объекта заранее подготовленными аварийными средствами) и т.д.

 

2) Указатели эффектов.

Составлены специальные указатели эффектов (в первую очередь физических: тепловое расширение металлов, фазовые превращения воды, поверхностное натяжение жидкостей и т.д.), обеспечивающих определенные функции или действия.

 

3) Подборки задач-аналогов.

Внешне непохожие задачи могут иметь одинаковые противоречия. База специальным образом подобранных, уже решенных задач-аналогов обеспечивает возможность выявления типичных противоречий и в новых задачах.

 

Однако подлинной сердцевиной АРИЗ являются приемы преобразования исходной задачи в пригодную для решения (или постановка задачи, если первоначально она отсутствовала). Некритичное отношение к исходной формулировке (формулировке заказчика-«задачедателя») приводит к существенным затруднениям, поскольку обычно она весьма шаблонна и маскирует многие возможности, скрытые в задаче, подталкивая решение по привычному, а часто и ложному пути. Эти преобразования задачи направлены на выявление в ней новых противоречий, доведение их до состояния максимальной напряженности и поиск способов их преодоления.

 

Часто подсказкой на этом пути могут служить сформулированные Г.С. Альтшуллером (1991) «законы развития технических систем», которые позволяют прогнозировать качественные изменения в технических системах и эффективно находить технические противоречия, препятствующие этим процессам.

 

Предварительные действия с задачей (см. ниже стадии 1—3), помимо своих прямых функций, призваны привести ее к «пригодному для решения» виду. Опишем процедуру применения АРИЗ. '

 

План действий

 

Стадия 1. Выбор задачи.

 

Первый шаг. Определить, какова конечная цель решения задачи.

Какова техническая или экономическая цель решения (какую характеристику объекта надо изменить? Какие расходы снизятся в случае решения? Какие характеристики объекта нельзя менять ни в коем случае?).

Второй шаг. Проверить, можно ли достичь той же цели путем решения «обходной» задачи.

Третий шаг. Определить, решение какой — первоначальной или «обходной» — задачи более эффективно.

Четвертый шаг. Определить требуемые качественные показатели (скорость, производительность, точность, эффективность и т.п.)

Пятый шаг. Уточнить требование задачи в связи с условиями, в которых будет внедряться изобретение.

 

Стадия 2. Уточнение условий задачи.

 

Первый шаг. Уточнить задачу, используя патентную литературу.

Второй шаг. Можно ли решить данную задачу, если не считаться с затратами?

Третий шаг. Как изменится задача, если уменьшить требуемые показатели до нуля?

Четвертый шаг. Как изменится задача, если увеличить требуемые показатели в десять или большее количество раз?

Пятый шаг. Как изменится задача, если сформулировать ее без специальных терминов?

 

Стадия 3. Аналитическая.

 

Первый шаг. Определить идеальный конечный результат (то есть ответить на вопрос: что нужно получить в идеальном случае?).

Схематически показать, что было и что получилось в идеальном случае. Упростить конечную схему до предела, при котором еще сохраняется работоспособность.

Второй шаг. Определить, что мешает достижению идеального результата (ответить на вопрос: в чем состоит помеха?).

Третий шаг. Определить, почему мешает (в чем непосредственная причина помехи?).

Четвертый шаг. Определить, при каких условиях ничто не мешало бы получить идеальный результат (при каких условиях помеха исчезнет?). Можно ли сделать так, чтобы помеха исчезла? Можно ли сделать так, чтобы помеха осталась, но перестала быть вредной?

Пятый шаг. Каким должно быть устройство, устраняющее помеху?

 

Стадия 4. Оперативная.

 

Первый шаг. Проверить возможность устранения технического конфликта с помощью Таблиц типовых приемов.

Второй шаг. Проверить возможные изменения в среде, окружающей объект.

Третий шаг. Проверить возможные изменения в объектах, работающих совместно с данным.

Четвертый шаг. Проверить возможные изменения во времени. Нельзя ли устранить противоречие, растянув во времени происходящее в задаче действие? Или выполнив его до начала работы объекта? Или перейдя к импульсному (прерывистому) действию?

Пятый шаг. Как решаются в природе более или менее сходные задачи? Как они решаются в живых и вымерших организмах? Как в неживой природе?

Стадия 5. Синтетическая.

Первый шаг. Определить, как после изменения одной части объекта должны измениться другие его части.

Второй шаг. Определить, как должны быть изменены объекты, работающие совместно с данным. Третий шаг. Проверить, может ли измененный объект применяться по-новому.

Четвертый шаг. Можно ли использовать найденную техническую идею при решении других задач? В более поздних версиях обсуждаемого метода количество стадий оказывается существенно большим. Например, в АРИЗ-85-В их стало девять: 1) анализ задачи; 2) анализ модели задачи; 3) определение идеального конечного результата и физического противоречия; 4) мобилизация и применение вещественно-полевых ресурсов; 5) применение информационного фонда; 6) изменение и/или замена задачи; 7) анализ способа устранения физического противоречия; 8) применение полученного ответа; 9) анализ хода решения. Но смысл преобразований задачи, направленных на выявление технических и физических противоречий, а затем поиска способов их преодоления, остался неизменным. А за счет внесенных уточнений и детализации разрешающая способность метода заметно повысилась.

 

Помимо рассмотренных стратегий, которые базируются на рациональном анализе и расчленении проблемной ситуации, часто в процессе решения полезной бывает опора на случайность, то есть на какие-либо внеинтеллектуальные обстоятельства, неподвластные исчерпывающему анализу. Такой способ действий часто называют «управляемой случайностью». Он может быть полезен как в случае попадания в тупиковые ситуации при использовании других методов, так и в качестве самостоятельной эвристики.

 

Например, возможно нецеленаправленное использование синонимов тех терминов, с помощью которых формулируется задача. Переформулировки иногда удачно изменяют проблемную ситуацию и подсказывают выход из затруднительного положения. Полезным бывает и получение самых разных новых впечатлений (например, посещение большого хозяйственного магазина или художественной выставки). Что-то из увиденного может подсказать новую мысль. Помимо этого, существует специальный метод — гирлянды ассоциаций, полностью построенный на целенаправленном использовании случайности.

 

Данный метод позволяет за ограниченное время получить большое количество разнообразных решений поставленной задачи, часть из них практически всегда (за счет использования отдаленных ассоциаций) оказывается необычной и оригинальной.

 

ГРУППОВЫЕ ЭВРИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

 

Методы группового решения задач и проблем использовались издревле. Так, еще скифы (кочевники, жившие в причерноморских степях) при принятии ответственных решений, затрагивающих интересы многих племен, применяли следующую процедуру. Вожди, собравшись дтя решения возникших проблем, перед началом обсуждения употребляли большую дозу спиртного и высказывали возможные точки зрения, находясь в состоянии сильного опьянения. Присутствовавший при этом грамотный раб-грек, не имевший права употреблять алкоголь, должен был записывать все, что говорилось. На следующий день на трезвую голову вожди выслушивали содержание записей и принимали окончательное решение. Судя по тому, что этот метод вошел в историю, он, несмотря на некоторую экстравагантность, давал вполне удовлетворительные результаты. На этом примере можно увидеть характерные черты всех эвристических групповых процедур: снятие излишнего сознательного контроля, деление процесса на этапы, создание непринужденной обстановки в ходе обсуждения, фиксацию полученных результатов для использования их в дальнейшей работе и т.д.

 

Отдельные черты групповых эвристических методов можно найти и в заседании военного штаба, и в производствен ной планерке, и в собрании управляющих какой-либо фирмы, и в школьном педсовете. Однако реальные эвристические методы намного сложнее по своему устройству, что и обеспечивает их эффективность. Их подлинный расцвет был отмечен в 30—50-х годах XX столетия, когда один за другим появились мозговой штурм, синектика, деловые игры и многие другие процедуры.

 

Наиболее известным и широко употребляемым из всех перечисленных, безусловно, является мозговой штурм (brainstorming), разработанный А. Осборном. Данный метод рассчитан на рассмотрение любой проблемной ситуации, если она может быть достаточно просто и ясно сформулирована. При этом она не должна быть слишком строгой, специальной или, наоборот, слишком комплексной и многосторонней. Мозговой штурм может использоваться и в начале работы, когда проблема еще окончательно не определилась, и на поздних стадиях решения, когда возможно выделить отдельные значимые задачи.

 

План действий

1. Отобрать группу для генерации идей.

2. Сформулировать задачу или проблему.

3. Объяснить участникам правила работы: деление всего процесса решения на два этапа — этап генерации идей и этап критики; запрет на этапе генерации критики любых предложенных идей, какими бы «дикими» они ни казались.

Довести до участников, что приветствуются любые по содержанию решения, что необходимо получить как можно больше идей и что желательно комбинировать или совершенствовать идеи, предложенные членами группы в ходе работы.

4. Фиксировать выдвинутые предложения письменно для всеобщего обозрения (например, мелом на доске).

5. По окончании генерации провести этап критики, где нужно осуществить оценку выдвинутых идей, пытаясь зафиксировать в них «рациональное зерно», способное помочь в решении обсуждаемой задачи или проблемы.

 

Группа из шести—восьми человек, используя этот метод, может за тридцать минут выдвинуть 150—170 вариантов решения. Практически ни одним другим способом не удается выявить такое многообразие аспектов рассматриваемой проблемной ситуации. Понятно, что такое количество идей не может быть равноценным, но, как утверждал сам создатель метода, при таком количестве предложений всегда есть из чего выбрать. Наиболее разумный подход к использованию мозгового штурма состоит в том, чтобы рассматривать его как чрезвычайно быстрый способ генерирования необходимого количества разнообразных идей, которые могут послужить основой для серьезного поиска решения.

 

Самым важным представляется создание неформальной, свободной атмосферы во время обсуждений (чему помогает, например, проведение их после ленча). Именно такая обстановка способствует озарениям, нетрадиционным предложениям и независимым мнениям. Приветствуются свободное «скольжение» по предмету, шутки, фантастические предложения: чем более дикой представляется идея, тем лучше. Критику и отбор идей можно осуществлять только по окончании генерирования, на этапе критики.

 

Особое внимание необходимо уделить проблеме, выносимой на обсуждение. Она должна быть сформулирована с использованием общеупотребимых слов и в идеальном случае обладать только одной «фокальной» или конфликтной точкой (в противном случае коллективное обсуждение может «утонугь» в море несопоставимых вариантов). Если проблема сложна по своей структуре, необходимо подготовить возможные варианты ее разбиения на подпроблемы. В случае более специальной (например, технической) задачи полезно представить материал о существующих вариантах ее решения, провести анализ известных неудач, предложить в качестве «затравки» обсуждения возможные новые механизмы проектируемого объекта.

 

Важными предсташтяются и способы генерирования идей, предложенные еще самим А. Осборном:

— попробовать старые способы решения;

— изменить старые способы так, чтобы они годились для этой задачи;

— резко изменить количественные характеристики объектов задачи;

— заменить отдельные части объекта или процесса и посмотреть, что из этого получится;

— рассмотреть, можно ли использовать материал задачи по-другому;

сделать все наоборот;

— скомбинировать элементы, существовавшие раньше разрозненно. Эти способы могут использоваться в случае затруднений на этапе генерирования идей и служить своеобразными подсказками для участников.

 

Особую роль в проведении сессий мозгового штурма играет ведущий: без преувеличения можно сказать, что от его квалификации зависит половина дела. Он организует процесс коллективного обсуждения, поощряет нетривиальные идеи, пресекает критику на первом этапе работы, помогает формулировать решения, фиксирует предложенные варианты, направляет участников по тем путям, которые представляются ему более перспективными, помогает преодолевать тупики в обсуждении (например, выдвижением фантастических решений), способствует комбинированию и новому применению идей, уже высказанных в ходе сессии, и т.д. Ведущий не обязательно должен быть специалистом в содержании решаемой проблемы (наоборот, такое бывает весьма нечасто), но обязан быть готовым к анализу самых неожиданных ее аспектов. Ему необходимо чутко чувствовать ритм коллективного обсуждения, не позволять участникам сбиваться с обсуждаемой темы. Кроме того, ведущий должен сделать обсуждение групповым, для этого важно дать высказаться всем участникам.

 

На этом позвольте закончить краткий обзор проблем мышления по книге Спиридонова В.Ф. "Психология мышления: Решение задач и проблем", а также данную статью.

 

P.S. Итак, что же есть "мышление"? Ответ получился каким-то явно не удовлетворительным по моему личному впечатлению, так что попробую еще раз ответить на этот вопрос.

 

Для меня безусловно то, что мышление – это информационный процесс. Именно так: "безусловно". Когда я решаю какую-то неясно очерченную проблему, я пытаюсь выделять в первую очередь какие-то безусловные (бесспорные для меня) моменты. Это есть мой личный эвристический алгоритм решения нечетко определенных проблем.

 

Далее я в процессе своего мышления по поводу феномена мышления перехожу к следующему безусловному для меня утверждению: информационный процесс реализуется посредством информационных действий.

 

Информационное действие, безусловно, предполагает наличие не менее одного объекта, совершающего информационное действие, и не менее одного объекта, относительно которого совершается информационное действие. Скажем, объектом, совершающим информационное действие, может быть калькулятор, а объектом, над которым производится информационное действие – вводимое в калькулятор число. Ну а в процессе мышления тоже есть подобного статуса объекты: мозг, как объект, совершающий действия, и подвергающиеся этому действию внутренние модели, отражающие взаимодействия с внешним миром и с самим собой.

 

К этому можно добавить, что информационные действия мозга могут быть целенаправленными и, допускаю, непроизвольными. Первые неизбежны, когда мы приступаем к решению проблемы, вторые могут возникать в разного рода мечтаниях, когда вроде бы ни о чем специально не думаешь, а мысли сами приходят в голову. Следует ли считать мысли второго рода мышлением – вопрос договоренности и терминологии. Я считаю это мышлением, а противоположное утверждение – чушью: как это я могу не мыслить, если мысли, пусть и самопроизвольно, возникают в моей голове.

 

Далее могут возникать дополняющие тему "что есть мышление" вопросы: например, откуда берутся упомянутые внутренние модели. Безусловно, что они не сваливаются с неба, так что остаются варианты: модели даются нам от рождения и приобретаются в процессе нашей жизнедеятельности.

 

Среди прочих, дополняющих поднятую тему вопросов, может быть, например, вопрос о технологической стороне мышления или, более конкретно, решения проблем.

 

У меня это происходит примерно так. Если есть осознанная проблема и желание ее решить, то я обращаюсь с запросом в базу данных своего подсознания. Запрос этот чаще всего передается не на языке слов (языке внешнего общения), а на ином, внутреннем, языке. Это нечто вроде ощущения, образа или некоторого внесловесного обозначения, передающее подсознанию информацию о предмете моего желания и/или о том, что я хочу получить. Далее, в порядке отклика на запрос, в поле сознания возникает некоторый фрагмент, представляющийся подходящим на текущем этапе решения проблемы. Может быть и несколько таких фрагментов в зависимости от характера проблемы. Далее идет обработка каждого фрагмента путем последовательного рассмотрения его свойств, которые не учитывались при первом, предварительном рассмотрении фрагмента. Практически всегда оказывается, что большинство фрагментов имеют не только подходящие для решения проблемы свойства, но и свойства, мешающие достижению цели. Ну а далее, вы сами можете продолжить эту схему мышления, понаблюдав за самим собой.

 

Успехов!

Copyright © 2009 - 2022 Алгоритмист | Правовая информация
Сделано в JustCreative | Карта сайта
Яндекс.Метрика