Фрагменты о зрении. 28.05.99

Ключевые моменты: Правота Бейтса (но, как это сейчас вижу, не следовало начинать с упражнения с мелким текстом и близко к глазам). Причина неуспеха в том, что я индульгирую. Усталость вызывает непроизвольное напряжение. Отсутствие положительного ожидания провоцирует неуспех. Неудач нет – есть только больший или меньший положительный сдвиг.

 

28.05.99. 5-30. Мне не повезло в том, что вчера я прервал единственный за последние недели удачно протекавший эксперимент. Сегодня мне не повезло в том, что я не выспался и нет желания повторять вчерашний эксперимент. Но это условности.

 

Вчера я в общем-то походя сказал об ощущении бесстрашия. Мол, мало ли о чем приходится среди всего прочего говорить. Но когда я на мгновение приблизился к этому ощущению (в том смысле, в каком бывает бесстрашным ребенок), то многие тонкие мои положения с этой позиции показались столь же уместными, как если бы я с бесконечными оговорками и уточнениями начал излагать тезис о том, что, несмотря на особенности розы ветров в районе Вогограда, есть все основания утверждать, что Волга и в самом деле впадает в Каспийское море. И что, несмотря на неоднократно замеченное присутствие рядом с курицей петуха, все же результаты моих наблюдений, к тому подкрепленные логическими соображениями, по-видимому дают мне право утверждать, что курица действительно имеет свойство нести куриные яйца. То, что видится очень важной и почти неразрешимой проблемой в одном состоянии, то в другом состоянии видится лишь не лучшей тратой времени или проблемой, не относящейся к нему. Скажем, ночью я лежу и, вспоминая разные тонкие теории, пытаюсь совершить сложнейший ритуал по приведению себя в состояние расслабления мышц. Но когда на мгновение достигаю ощущения бесстрашия, то замечаю, что иным, кроме как расслабленным, мое состояние и не может быть. Да и расслабление в этом случае имеет реальную, а не декларированную глубину.

 

Я сижу, ни о чем не думая, и только порой непроизвольно расслабляюсь, когда подношу текст с мелким шрифтом к глазам. В этот момент происходит какое-то автоматическое зацепление зрения с текстом, затем оно также автоматически и без моего участия настраивается на то, чтобы лучше видеть текст. Причем чувствовалась абсолютная правота утверждения Бейтса о том, что не следует мешать зрению, пытаясь им как-то управлять. Так происходит не всегда, но так происходило вчера, после того, как я прервал упоминавшийся эксперимент.

 

Иногда происходило по другому. Я смотрю на текст, затем пытаюсь смотреть на него бесстрашным и безразличным (безразличным к тому буду ли я лучше или хуже видеть текст) взглядом и в этом момент мне удается более четко видеть текст. Но это действие было подобно отталкиванию пружины. Через мгновение сопротивление того, что я пытался преодолеть или отстранить, ответным ударом возвращало прежнее положение вещей. Возможно так тоже бывает не всегда, но то, что я вспомнил (это тоже относится ко времени после вчерашнего прерванного эксперимента), исключений не имело - вместе со снятием страха (а также и желания увидеть) улучшалось и видение текста в данный момент.

 

Нередко я вроде бы все правильно делаю, а эксперимент не идет. Причина здесь в том, что я индульгирую. Это слово не имеет эквивалента в русском языке. Я индульгирую когда мечтаю, сомневаюсь, отвлекаюсь, убеждаю себя в чем-то, чего нет на самом деле (например, в том что я делаю именно то, что задумал), когда воображение занимает не дело, а его желаемый результат, когда вместо серьезности проявляю свою блажь. Я меньше индульгирую, когда настроен на дело и одновременно мне наплевать на рекомендации, которые я вроде бы должен записать в дневник идущему вперед. Элементы такого настроения были у меня в период успешного эксперимента (со зрением), о котором уже много раз говорил.

 

Страх и индульгирование - вот два аспекта, о которых я хотел сейчас сказать.

 

Этот текст я набирал уже как обычно - без очков, но не заметил, чтобы на этот раз у меня напрягались глаза. Похоже, что это действительно зависит от настроения, в том числе и от предрасположенности к индульгированию, о котором я говорил.

 

Еще я вспомнил одно неоднократно возникавшее впечатление. Расслабление лучше удается тогда, когда ты уже отдохнул, а усталость вызывает непроизвольное напряжения, хотя на поверхностном уровне расслабления это может выглядеть верным с точностью до наоборот. Для того, чтобы лучше расслабиться, надо поднакопить энергии (отдохнуть). Для того, чтобы лучше поднакопить энергию надо лучше расслабиться. Это процесс, который, похоже, развивается по спирали, и на новом витке спирали проблемы видятся иначе, чем на предыдущем ее витке. Поэтому сложное может казаться простым и наоборот.

 

Есть еще у меня одно смутное подозрение, о котором я не знаю, как надо правильно сказать. Вот я более или менее, но ощутимо, расслабил глаза. В принципе этого уже вполне достаточно, чтобы процесс улучшения зрения хотя бы как-то, но пошел. Однако этого в большинстве случаев не происходит - условия для процесса улучшения зрения созданы, но подсознание не запускает его. То, что недоверие мешает успеху, это тривиальная для психолога вещь. Но я могу и не чувствовать недоверия к своей затее. В чем же причина? Наверное в сестре недоверия - в отсутствии положительного ожидания. Когда мы ложимся спать, то жизненный опыт говорит подсознанию о том что сон действительно приходит и должен приходить. И подсознание через этап положительного ожидания включает механизм наступления сна. Но когда намереваешься улучшать зрение, то при всем внешнем доверии к этой затее, жизненный опыт говорит о том, что такое не происходит ни с кем. Этот опыт вызывает не положительное, а отрицательное ожидание на уровне подсознания, и подсознание включает процесс, нейтрализующий неадекватный ожиданию положительный сдвиг. У меня уже были очень редкие моменты, когда процесс улучшения зрения шел без какой-либо видимой помощи с моей стороны, что и породило подозрение, о котором я написал. То есть, и этот тезис об ожидании является уже давно для меня известным. Загадка в том, что это знание мне мало что дает. С положительным ожиданием здесь пока как в поговорке: сколько ни говори "халва", во рту сладко не станет. Впрочем, на физиологическом уровне этот процесс улучшения зрения неизбежно должен идти при условии расслабления глаз. Проблема в том, чтобы и подсознание знало о реальной неизбежности связи: расслабление глаз - улучшение зрения. Наверное я должен понимать, то есть чувствовать, что при выполнении хотя бы части требуемых условий неудач нет и не может быть. Есть только больший или меньший положительный сдвиг, большая или меньшая скорость продвижения вперед. Остальное уже частности, касающиеся отдельных условий или комплексного воздействия их на процесс.

 

Итак, проблема не только в том, чтобы уметь активировать процесс, но и в том, чтобы уметь его не тормозить. Вчера у меня была возможность заметить, что процесс может продвигаться и без каких-либо ухищрений с моей стороны, если при этом не умудряться каким-то образом мешать ему. Я лишь "знал" что процесс идет и время от времени смотрел на текст, что вызывало рефлекторную реакцию, активирующую процесс. Наверное можно говорить и о том, что предварительное накопление энергии ускоряет наблюдавшийся процесс.

 

И еще к вопросу о зрении. Только что пришли с обещанием отключить газ. Это вызвало ощущения жжения в груди и напряжения в голове.

 

10-10. Исходное состояние: форма и настроение неважные. Но снова смотрю на мелкий текст. Что-то уже стало привычным и срабатывают какие-то рефлексы успокоения. Основной сегодняшний метод - просто концентрация на ощущениях в голове и глазах.

 

Возникла гипотеза о том, что я сегодня возможно допустил ложь. Я пытался ЗАСТАВИТЬ усталые глаза при усталой голове видеть и от этого ситуация только ухудшилась, а надо, хочешь-нехочешь, ждать пока глаза ЗАХОТЯТ видеть.

 

P.S. Глаза так и не "захотели" видеть.

 

Copyright © 2009 - 2022 Алгоритмист | Правовая информация
Сделано в JustCreative | Карта сайта
Яндекс.Метрика