Фрагменты о зрении. 29.05.99

Ключевые моменты: Доотдыхался до чертиков. Мозг воспринимает команду, но у него не хватает сил. Вредный импульс – помочь. Умудриться не переутомить свои глаза. Настроиться легче на уже привычное. Первое – поднакопить запас энергии. Правильные и неправильные мысли. Принять идею поражения.

 

29.05.99. 6-20. Со вчерашнего дня доотдыхался уже до чертиков. Суперрезультов от этого пока не чувствую в себе. При моих неустойчивых предпочтениях "чистые" методы для меня малоэффективны, а схемы и предписания полезны, как костыли, - без надобности они мешают.

 

7-20. Проверим факты. Текст на экране монитора я пока вижу немного хуже, чем вчера утром. Текст с мелким шрифтом вижу как обычно - при первом взгляде на него буквы расплываются. Далее тоже по-старому, включая сонливость.

 

9-00. Это очень просто. Помещаешь текст перед глазами. Мозг воспринимает это как команду видеть, но у него на это не хватает сил. Тогда он дает команду на сон. Главное ни о чем не думать и всячески избегать того, чтобы каким-то невольным способом помогать видеть своим глазам. Остается только ждать пока глаза сами захотят увидеть. Так в сонном оцепенении проходит час, или день, или неделя, или месяц - может и больше. Потом буквы текста постепенно начинают проступать четко. Именно в этот момент особенно рьяно возникает вредный импульс помочь своим глазам. Надо этого избежать. Четкий текст проступает ненадолго и на каком-то тусклом фоне, все как будто в полутьме. Затем снова буквы расплываются, но через какое-то время эффект повторяется. Все это происходит, насколько это удается, в состоянии оцепенения, непомогания глазам видеть и безмыслия. Во всяком случае так все происходило на этот раз и я это описал. Правда, до описанного эффекта успел пару раз подремать на кровати. Эффект четкого видения мелкого текста состоялся. Специальными приемами, типа успокоения или расслабления глаз, я этому эффекту не помогал. Но все же, в отличие от подобных сеансов, которые я проводил несколько лет назад, сегодня я умудрился не переутомить свои глаза. Эффект проявился два раза на короткое время. Зато буквы набираемого сейчас текста стали сильно расплываться. Вернее, в начале размывались сильно, а к концу этого абзаца глаза стали привыкать и буквы стали видеться более четко. До описанного эффекта я пару раз подремал на кровати, а потом уже стал неотрывно смотреть, вернее держать глаза на тексте, стараясь не думать ни о чем и не участвовать в том, что делают глаза. Иногда при этом засыпал.

 

Это случилось сегодня в солнечный день и я это описал.

 

Вид мой после этого эксперимента не блестящий. Но, возможно, есть в этом резон - дать мозгу непосильное для него задание и потом ждать пока он накопит достаточное количество сил.

 

10-25. Эффект пока повторился лишь вскользь и то только тогда, когда отключал мысли и одновременно настраивался на накопление энергии, а не на частную задачу увидеть текст. В оцепенение и сон этот раз уже почти не впадал - не знаю плохо это или хорошо. Буквы на экране вижу нечетко. Так же нечетко вижу фигуры людей и предметы, когда смотрю в окно. Возможно, сеанс следует совмещать с самоуспокоением и с расслабление глаз. Впрочем, это вроде бы происходит и автоматически. Однако это все уже детали.

 

Ах, да! Забыл сказать, что когда занимаешься подобным делом, не надо индульгировать, как сукин сын.

 

16-00. Я до сих пор избегал вторгаться в область "трансцендентных" действий в том смысле, что не пытался их применять сознательно. Однако без "трансцендентных" действий не обойтись по той причине, что все действия подсознания являются таковыми. Тем не менее, такие действия удается в определенной степени подсмотреть и при желании использовать их сознательно. Это, применительно к последним экспериментам, всегда проявляется в специфическом рисунке напряжений в голове и глазах. Человек порой использует подобные ориентиры не отдавая себе в этом отчет.

 

Я говорил об ощущении бесстрашия. Дело не в абстракции или подвиге, а в специфическом импульсе расслабления, который ощущается в голове и глазах, когда удается "дернуть" за эту "струну", чего и следует добиваться.

 

Энергия может воздействовать двояко: усиливать работу обычно задействованных структур - по этой причине острота зрения немного колеблется ежедневно и в течение дня, и подключать новые структуры - что произошло сегодня. Один раз такое подключение привело ко столь четкому видению мелкого шрифта, что я решил было, что смогу прочесть и даже намного меньший шрифт. Такой шрифт у меня есть (в книге Бейтса), но лист со шрифтом оказался непривычным для меня и поэтому я вообще не смог настроиться на то состояние, в котором мог видеть мелкий шрифт (неустойчивые навыки легче срабатывают в привычной обстановке).

 

Схема вчерашне-сегодняшнего эксперимента пожалуй такая: первое - я сумел поднакопить запас энергии за эти дни, второе - у меня получилось дополнять этот запас в течение сегодняшних опытов и подключать к процессу зрения новую структуру или механизм. Это несколько условно, и возможно была разновариантность в подключении новых механизмов, но точнее я не знаю что было на самом деле. Не скажу, что успех велик, но это и неважно, потому как для идущего обозначен путь.

 

18-20. Вообще-то самочувствие мое не блестящее. После последних экспериментов есть какая-то заторможенность и оглушенность. Зато приспособился обращать внимания на ощущения в голове и глазах и поэтому могу наблюдать, правильные и неправильные мысли по Бейтсу, т.е. как одни мысли/представления увеличивают напряженность, а другие уменьшают ее. Мысль о том, что сегодня неплохо бы продолжить эксперимент, вызывает напряжение - эксперимент в чем-то уже поднадоел. Представление о бесстрашии уменьшает напряжение. Еще больше сбрасывает напряжение мысль о том, что в своих бедах и неудачах виноват я сам, и от этого я начинаю чувствовать себя более нормальным. Расслабляет представление о том, что дела других людей важнее моих собственных. Некоторые объекты, на которые бросаешь взгляд на прогулке, тоже меняют напряжение в голове и глазах. Воспоминания о море или лесе расслабляют. Расслабляет прикосновение пальцев ко лбу, вискам или векам глаз. Расслабляет даже попытка перемножить числа 12 и 25. Все, что проходит через мозг или глаза, либо вызывает напряжение, либо уменьшает его. В данный момент я чисто рефлекторно прижал пальцы к лицу и смотрю сквозь них, и это сейчас почему-то расслабляет меня более всего остального о чем сказал.

 

23-20. Это нечто совершенно новое в моей практике - принять идею поражения, как вариант неучастия. Я ложусь спать и совершенно готов к тому и согласен с тем, что сон у меня получится неудачным и в результате я потерплю поражение и в том, чтобы суметь нормально выспаться, и в том, что не выспавшись у меня провалятся мои планы и дела. Итак, я согласен, что сон идет не так, как надо, и что он так и пойдет не так как надо, но главное во всей этой "истории", что я развожу, это то, что я ни как не собираюсь вмешиваться в процесс засыпания и сна и каким-либо образом пытаться помочь ему. Я готов к поражению и смирился с ним, и я, хотя специально не способствую поражению, но и совершенно не участвую в том, чтобы как-то воздействовать на процесс.

 

Но это только прелюдия. Если я завтра продолжу опыт, то я должен проделать именно это. То есть, принять идею поражения относительно того, что опыт с улучшение зрения (более четким видением текста) у меня не получится. Я согласен с поражением и оно меня уже не волнует. Даже скорее радует, чем заботит. Но я при этом создаю необходимые условия для процесса настройки зрения - удобно сажусь и подношу текст к глазам. Все! Далее я совершенно безучастен к работе подсознания, но главное никак, даже случайным образом, не вмешиваюсь в его работу, всячески избегаю сознательного воздействия на процесс.

 

Принять идею ничегонеделания и невмешательства непросто - она слишком непривычна. Но я заметил, что процесс настройки зрения, а заодно и накопления необходимой для этого энергии, идет именно так. Освоить эту идею практически, гораздо важнее, чем получить "партизанский" успех. Лучше начать с поражения, но принять и исполнять идею.

 

Итак, идея согласия с поражением, как вариант ничегонеделания и невмешательства в процесс. Не надо думать о поражении, как о плохом исходе, - это нормальный и даже хороший исход. А вот не следование идее - это, даже при внешнем успехе, плохой исход. Эти формулы надо запомнить, как заклинания. Запомнить, осознать и выполнять. А чтобы это получилось, вполне уместно и поступиться своим успехом, если в том возникнет малейшая необходимось.

 

Еще раз и категорически: лучше поражение, чем нарушение невмешательства!

 

Применительно к настройке зрения нужно ничего не делать, но и не думать о чем-то постороннем. Лучше всего не думать ни о чем.

 

Copyright © 2009 - 2022 Алгоритмист | Правовая информация
Сделано в JustCreative | Карта сайта
Яндекс.Метрика