Фрагменты о зрении. 30.05.99

Ключевые моменты: Идея невмешательства. Желание остаться в области привычной определенности. Предмет, лежащий в плоскости вне слов. "Фокус" неделания. Слова - это только возможность для зацепки. Отделить себя от соучастия в процессе. Продолжаю начинать. Трудно не вмешаться в процесс. Неверие – один из факторов, тормозящих процесс. Лень подсознания. Формула – "ничего не делать". Гипотеза о самообмане. Зацепка для косвенного подключения внутреннего механизма. Не рассказал о том, что иногда можно просто себя "взять в руки" и сделать то, что нужно.

 

30.05.99. 6-10. Сегодня я в неважной форме - какие-то идиотические хлопки не дали мне нормально отдохнуть.

 

Сначала схема. Дворник посыпает дорожку песком, чтобы пешеход имел возможность лучшим образом по ней пройти. Дворник просто хорошо делает свое дело, но ему глубоко безразлично как именно пойдет по этой дорожке пешеход и пойдет ли по ней вообще. Но если дворник иного нрава и небезразличен к пешеходу, то пешеход непременно утратит свои ориентиры как только его внимание будет отвлечено этим индульгирующим дураком. Однако если дворник не индульгирует, а только занимается положенным ему делом, то это не мешает ему видеть куда и как идет пешеход, хотя и то и другое безразлично ему.

 

Я - дворник, процесс, происходящий во мне - пешеход. Я не просто принимаю идею невмешательства в "дела пешехода", но мне и глубоко безразличен процесс улучшения зрения и т.п. Во всяком случае для эффективности процесса к этому полезно стремиться.

 

Второй момент еще более тонкий. Не так уж обязательно сидеть с листком перед глазами. Процесс может идти и вне этого конкретного опыта, если держать определенное настроение и помнить о "пешеходе", одновременно почти не вспоминая о нем. "Пешеход" присутствует больше в самом настроении и в подсознании, чем на поверхности мыслей, и вспоминается безразлично. Можно сказать иначе: ты слегка сконцентрирован на процессе, но не индульгируешь по его поводу. Это настроение неиндульгирования уже само по себе обусловливает нужный процесс. Этими впечатлениями я просто обращаю внимание на то, что есть "нечто", которое может или должно быть. Как бы там ни было, признаки нужного продуктивного настроения почему-то стали проявляться сами собой. Срабатывало какое-то самовнушение и ночью я заметил, что и настроение как-то стабилизируется и процесс улучшения зрения идет как бы сам собой. Но именно в этот ускользающий от осознания момент понимания какой-то внутренней истины начались долго непрекращающиеся упомянутые хлопки и в конце концов полностью вывели меня из себя. А может быть я и сам захотел остаться в области привычной определенности, вместо того чтобы уходить из нее.

 

Далее у меня есть другие дела и к тому же я сейчас уже не любитель повторения собственных схем. Что касается сегодняшней записи, то отмечу еще одно впечатление. Слова - это способ индульгировать, и в силу этого они мешают там, где индульгирования не должно быть. В этом смысле иногда возникали и, тем более, могут возникнуть сложности с ведением дневника. Однажды я уже сказал себе: здесь нет предмета для слов, но есть предмет для дела, лежащий в плоскости вне слов. Я снова напоминаю о той небольшой коррекции зрения, которую мне однажды удалось осуществить - в течение 28.03-29.03.99г.

 

Как бы там ни было, но судя по впечатлению работы с этой записью, зрение у меня снова хотя бы немного, но стало лучше, чем было до сих пор. Само по себе это, как я уже говорил, не важно - основная проблема в желании удерживать положительный эффект. Если я и достиг положительного эффекта за неоднократно упоминавшиеся два дня, то однажды тоже за два, но суматошных дня, когда к тому же пришлось использовать очки, я в изрядной мере успел разрушить этот эффект.

 

Вчера вечером я съел почти кастрюлю зеленого корма - лук, салатная трава, укроп, листья одуванчика, лисья липы и груши (последней немного), трава с узкими листьями (обычная, но не знаю названия). После этого самочувствие улучшилось. Сегодня более раскован, чем обычно. Этого тоже могло быть достаточно для того, чтобы сделать мое зрение немного лучше, чем оно было в предыдущие дни.

 

9-00. Еще раз повторюсь. Пока я это все описывал, от самого моего "трансцендентного" настроения уже не осталось и следа. Попытка проведения очередного эксперимента стала совершенно бессмысленной - когда нет зацепления машина не сдвинется вперед. Но все же идея поражения остается понятной и на уровне того настроения, которое у меня есть на данный момент. И вот я подношу текст с мелким шрифтом к глазам только ради того, чтобы сделать поражение реальным. В момент этой мысли/настроения проявляется слабый положительный эффект. Если я уже после этой записи попробую повторить подобный "фокус", то вполне возможно, что он уже не пройдет. Попробую ли я еще какой-то фокус - не знаю, но попробую прекратить болтать.

 

9-20. Попробовал... Идея поражения на мгновение вызвала какой-то слабый импульс, затем все мной описанное как бы в отмщение за клевету (это я очень условно выразился) как-то "отвалилось" от меня - утратило полезный смысл. А ведь еще недавно это все работало и я довольно остро чувствовал его смысл. Но процесс все же немного пошел. И главный "фокус" не в том что я сделал - я еще не делал ничего, а в том что я умудрился чего-то не делать из того, что имел обыкновение делать все предыдущие дни. По полкам я здесь не могу все разложить, могу и ошибаться. Но похоже, что главная тонкость ситуации заключается не в том, чтобы что-то делать, а чтобы чего-то не делать из того, без чего не обходился до сих пор.

 

Собственно, я и говорил сегодня в основном про это неделание. Я описывал ситуации, в которых оно может возникать. И Бейтс и Корбетт по этой части тоже что-нибудь говорили. Можно, наверное, и иначе говорить о том, где и как можно это "неделание" искать. Подсказки могут выглядеть по-разному и эффективность их воздействия может быть случайной. Так что желающий идти вперед в конечном итоге остается один на один с удачей или неудачей относительно того, повезет ли ему с "неделанием" или нет. Можно также сказать, что в одном настроении такая удача вполне вероятна, в другом - совершенно исключена. Однако и само настроение связано с удачей. Самое удачное настроение, надо полагать, то, в котором восстановление зрение происходит само по себе. Я этим настроением не владею, но по некоторым признакам замечаю, что оно может быть. Поскольку в обычной жизни его нет, то оно может быть в мире не обычных мыслей и представлений - в стране Xland. Я имею ввиду не мистику, а свойства, которые мы не умеем понимать.

 

Впрочем, и с нашими слабыми силами можно попробовать хотя бы что-то здесь прояснить. Если неделание - это удача, то удачей будет не делание ошибок, которые ты непроизвольно совершал. Некоторые из этих ошибок уже известны: усилие увидеть, желание успеха, стремление вмешаться напрямую - "подтолкнуть" самопроизвольно протекающий процесс. Эти ошибки повторяются и тогда, когда ты знаешь о них, и даже когда ты думаешь, что уже избавился от них. Но даже тогда, когда ты действительно избавляешься от ошибок, это избавление обычно не бывает полным. От того насколько удачно или неудачно происходит избавление будет зависеть насколько лучше или хуже может протекать тормозящийся ошибками процесс.

 

Итак, смотреть (на текст), ни о чем не думать и не совершать ошибок, которые ты можешь не совершить. Таков простейший алгоритм. Чем лучше исходная форма и меньше индульгирование, тем быстрее продвижение вперед.

 

Однако... однако пока память о впечатлениях еще не окончально испарилась из меня, еще раз и категорически подтверждаю, что слова - это только возможность для зацепки, а дело в настроении, которое можно иногда в себе почувствовать, но которое не купишь за слова. С точки зрения употребления слов я ведь вообще ничего нового не сказал. Но новое было в том настроении, которое я пытался сегодня закрепить посредством бесполезных для этого слов. Идея поражения - вот что первоначально подтолкнуло меня к этому настроению. Но может быть и само это настроение подсказало, как можно через идею поражения искать его. Но если идею поражения понимать совсем буквально - например, как самоцель, то это будет только глупость и более этого ничего.

 

14-50. Не знаю, случайность ли это или проявляется какая-то неясная мне закономерность, но на деле все снова уперлось в энергетический фактор. Сначала я чувствовал себя не в форме, потом почувствовал склонность к засыпанию какую-то более злостную, чем в предыдущие дни. Так что поражение действительно пришло, только не на моих условиях, а с другой стороны. Мое космическое настроение, о котором упоминал, сменилось простым раздражением по поводу потери времени на глупый эксперимент, к которому даже и не сумел приступить. После отмеченного вчера успеха (пусть небольшого) я уже было не собирался продолжать эксперименты, но какой-то черт показал мне пряник новой возможности, а когда я поддался на соблазн, то увидел шиш. Меня раздражает то, что в своих прошлых экспериментах я почувствовал присутствие ошибки, а так это или нет, уже проверить не могу. Поэтому не могу и подвести под экспериментами какую-то итоговую черту, чтобы с этим ощущением законченности этапа переключиться на другие дела.

 

15-30. Преодолевая скверное настроение и ощущение некомфортной обстановки (уже солнце поворачивает в мое окно) настырно и глупо пытаюсь хоть как-то пощупать эту идею неделания - как говорится, с паршивой овцы, хоть шерсти клок.

 

15-35. Смотрю абсолютно без фокусов. Единственное, что делаю, - это стараюсь отделить себя от процесса и потом не думать. Я не знаю - идет ли какой-нибудь процесс, когда я просто смотрю на мелкий текст, не предпринимая никаких сознательных шагов. Мое дело только зафиксировать результат или отсутствие его.

 

15-38. Уже возникло ощущение "зацепки" - возможно это ложь... Не просто это - отделять себя от соучастия в процессе.

 

15-45. Появились первые признаки увеличения четкости букв. Фиксирую это скоропалительно лишь потому, что далее могу сбиться с настроения и не удержать нить эксперимента.

 

15-50. Четкость видения действительно увеличивается, но при моей сегодняшней паршивой форме трудно понять, что я здесь не участник, а наблюдатель. Это требует усилия и определенного настроения, чтобы снять иллюзию того, что процесс будто бы идет благодаря сознательному участию с твой стороны. Может быть именно в качестве этого настроения и заключается ключ ко всему тому, что я сегодня записал (точнее сейчас судить не берусь).

 

15-57. Стараюсь возобновить прерванный записью эксперимент.

 

18-58. Иллюзия не случайна, потому что почти незаметное соучастие в процессе действительно есть. Только это соучастие не на пользу дела и нарушает условия эксперимента.

 

16-00. Теперь я уже понимаю, что такой эксперимент требует специальной подготовки и ощущения готовности к нему, а не теперешнего моего настроя типа тяп-ляп. Были у меня одно время эти ощущения (когда черт показал свой пряник), но я их растерял.

 

16-05. Все еще пытаюсь начинать. Сложность в том, чтобы совсем не убирать свое внимание от текста (не уводить себя за пределы эксперимента), но одновременно избегать соучастия в процессе, которое, похоже, инициируется и этим вниманием. По прошлым опытам я помню, что если внимание вовсе отключить от текста или его на что-то другое переключить, то текст и не возбуждает какой-то внутренний процесс настройки зрения на восприятие этого текста.

 

16-15. Пытаюсь продолжать, вернее начинать. Сложно не только то, что я только что записал, но чтобы делать это не "корчась" от усилий. Опять повторюсь, что для этого эксперимента нужен какой-то предварительный настрой, чтобы во время эксперимента уже не воевать с собой. В другом исходном настроении (о котором я говорил и которое растерял) вопрос борьбы с собой наверное и не должен был вставать. Этот вопрос отражает лишь дефект моего обычного настроения, к тому не лучшего варианта этого обычного настроения, которым я располагаю на данный момент.

 

16-25. Еще раз попробую начать, преодолевая какое-то отупение в голове (видимо, возникшее из-за усилий на борьбу с собой). Может быть достаточно было бы всего лишь хорошо успокоиться, чтобы все эту внутреннюю катавасию прекратить. Но сегодня я даже и до этого не дорос.

 

16-30. Все также пытаюсь начинать. До меня вдруг доходит одна мысль возможно связанная с тем ощущением, которое я пытался ночью уловить (когда помешали хлопки). Заключается она в том, что если бы у меня было "идеальное" настроения в смысле невозникновения надобности борьбы с самим собой, то я мог бы и сразу нормально видеть этот мелкий текст.

 

16-35. Продолжаю начинать.

 

16-38. Буквы начинают проступать резче. Но в какой-то момент ты оказываешься в ситуации, когда ты можешь сознательно воздействовать на резкость восприятия - удерживать, немного усиливать или сбрасывать эту резкость. Это критический в момент, который уже очень часто возникал в моих экспериментах. Именно в этот момент труднее всего не вмешаться в процесс. Но если в процесс вмешаться, то он остановится в точке, близкой к той, в которой ты попытался усилить эффект. Сложность в том, что усилие помочь возникает почти непроизвольно. Но это так получается сегодня и последние дни. А раньше (насколько раньше не помню) процесс прекращался потому, что в момент обнаружения эффекта улучшения возникала блокирующая реакция, похожая на недоверие или испуг (точнее это впечатление тоже не могу вспомнить). Кстати, я ведь уже чувствовал недавно все эти нюансы, касающиеся того, что именно в критические моменты (обострения зрения) надо наиболее всего удерживать себя от вмешательства в процесс. Но мое текущее состояние действительно является изрядно тупым. Так что это не гипотеза - мои слова о том, что исходное состояние (форма), а не просто знание вопроса, во многом определяет последующий успех или неуспех.

 

17-00. Продолжаю начинать, но может быть и начинаю уставать... Ну да, замечаю эффекты и сразу же не очень верю, тому что пишу, а тем более тому, что положительный эффект может достигнуть большей степени, чем это уже происходило. Так что неверие, о котором я недавно говорил в изрядной мере гипотетически, и в самом деле является одним из факторов, тормозящих процесс. Это неверие я сейчас заметил, но настоящий его смысл (или внутренний смысл?) пока не осознал и сейчас не буду углубляться в анализ этого феномена.

 

17-08. Все еще не теряю надежды начать собственно эксперимент, взамен разговоров о нем. Ах да, успокоиться надо, чтобы снизить уровень недоверия к себе и к тому, что можно ожидать. Это я почувствовал, а не просто так с фонаря записал... Собственно и здесь я не совсем прав. Успокоиться - это только "детский" прием (точнее не буду пытаться выразиться). Я ведь, по условию эксперимента, я должен констатировать результат, а не втягиваться в дискуссию о том, что может быть. (Впрочем, для того чтобы быть способным просто констатировать тоже надо в весьма изрядной мере успокоить себя.) Еще раз скажу, что мое текущее расположение к эксперименту дефективно. Но я описываю все эти перипетии, чтобы яснее была видна суть того, о чем я раньше уже говорил, но опираясь в изрядной мере на гипотезы и ощущения, а не на факты.

 

17-25. Снова будем пробовать начинать. Однако очень, как мне кажется, уместно вспомнилось то, что я сегодня делал. Я индульгировал, как сукин сын!

 

17-38. Резкость очень медленно, но все же возрастает против того эффекта, который достигался в этом эксперименте до сих пор. А прервался я для того, чтобы записать еще один замеченный трюк. В моем вредительском "соучастии", оказывается есть не только моя вина. В какой-то момент подсознание само как бы обращается с просьбой к сознанию ему помочь. Это своего рода лень, проявляемая со стороны подсознания. Оно как бы ищет повод остановиться на достигнутом, апеллируя к сознанию, пытаясь обманом переложить ответственность за свою нерадивость на него, а точнее я об этом не могу сказать. Думаю, что предварительный настрой на предельно возможное спокойствие мог бы в значительной мере предупредить всю эту ненужную катавасию внутри самого себя.

 

17-45. Продолжим начинать. Я уже не только смотрю, но как бы даже и отдыхаю, полагая что процесс сам с собой разберется без меня (за большую точность этих беглых записей не ручаюсь). А еще я начинаю понимать, что сегодняшний эксперимент очень и очень сырой. Я мог бы достичь и сегодня большего успеха, тем более, что и самочувствие уже несколько улучшилось. Но суть сейчас мне вилится не в успехе, а в понимании того, что настоящая польза от подобных сегодняшнему экспериментов может быть выявлена лишь за несколько дней. А может быть здесь уместным окажется потратить недели или месяцы. Откуда мне это сейчас знать? Так что мой эксперимент - это скорее вопрос дальнейших опытов (если они будут когда-то), чем вопрос в рамках сегодняшнего дня.

 

18-00. Тем не менее еще раз начинаем опять.

 

18-10. А пока надо понять одно - следует отделить себя от процесса. Однако такого рода ошибки повторяются из-за недостатка умения/навыков блокирования их и из-за того, что пока (пока нет практического опыта) часто просто трудно помнить об ошибках, которые не надо повторять. Ты сторонний наблюдатель - вот первый шаг, но эту простую декларацию без наработанных навыков не очень просто удержать, тем более сделать это с хорошим качеством. А может быть я снова ошибаюсь. Не так уж важны навыки. Важно иметь качество настроения и тогда многое бы получилось само собой. Ведь, хотя мое самочувствие и улучшилось, но мое текущее настроение, надо прямо сказать, просто дерьмовое против того настроения, которое у меня было одно время, но которое я растерял. Например, совсем в другом, чем сейчас настроении, ко мне пришла идея поражения, как вариант невмешательства. Правда эта идея тоже требует отдельной неторопливой проработки, чтобы почувствовать то, что за ней стоит. Ну а сейчас я что-то пытаюсь делать, ориентируюсь плохо, и все что делаю, делаю впопыхах, потому что времени на проработку вопроса у меня все равно нет. Я думаю, что сегодня я все же сделал ряд практически полезных наблюдений и поэтому может быть даже не буду урезать текст протокола эксперимента. Что-то в записях этого протокола наверное излишне запутывает вопрос. Но если проявить критичность и совместить протокол с высказанными до него положениями, то может он окажется полезным для понимания того, что не должно было быть. А пока я прекращаю этот весьма хреновый "эксперимент". К эксперименту должна быть готовность, она должна ощущаться прежде, чем начать эксперимент. Но такой готовности у меня не было перед экспериментом и не было видно откуда бы ее можно было взять. Поэтому и отправился в "путь" с тем хламом, которым я располагал.

 

Впрочем, в остальном ведь все примерно так и должно было быть. Вначале у меня всегда идет наработка впечатлений. И может быть это лишь "Начало того конца, с которого начинается начало".

 

Самая большая моя ошибка, вернее моя беда, состояла в том, что я не выполнил главное условие эксперимента - не достиг настроения невмешательства в действия подсознания. Но зато я получил демонстрации того как случается то, чего не должно было быть.

 

21-50. Пятьдесят минут назад начал повторять эксперимент. Смотрел без фокусов и даже в настрое на эксперимент не помню каких-то особых фокусов. Помню, что сопротивлялся своему вмешательству в процесс в основном только тем, что в момент, когда вмешательство становилось заметным, начинал успокаивать себя. Но это и прочие нюансы помнится были только в начале, а потом формула эксперимента упростилась, а может быть точнее сказать трансформировалась, в "ничего не делать". Это идея была понятна мне еще вчера вечером. Казалось бы так это заманчиво - сидеть и ничего не делать, а все происходит само собой. Но здесь я возвращаюсь к уже не однажды замеченному по прошлым опытам эффекту/феномену: кажущееся и действительное может быть далеко не одним и тем же. Между субъективным впечатлением и тем что есть на самом деле может быть целая пропасть.

 

Внешне, вернее по кажущемуся впечатлению, следование установке ничего не делать может показаться довольно простым. Но требуются весьма существенные усилия, чтобы ничего не делать. Насколько могут быть велики эти усилия я не могу судить. Но когда я более или менее выкладывался в стремлении действительно ничего не делать, а просто сидеть и глазеть на листок перед глазами, то почти мгновенно замечал эффект существенного увеличения четкости восприятия текста. Именно по этому эффекту я и обнаруживал, что от кажущегося ничегонеделания до действительного весьма далеко. Сколько-нибудь существенное неделание у меня стало получаться только в конце эксперимента (до этого я о действительной трудности ничегонеделания и не подозревал). От этих усилий я и устал. Устал от войны с ускользающими от внимания сознания рефлекторными усилиями каких-то механизмов психики или глаз (насколько я точен здесь судить не могу), совершаемых тогда, когда я смотрю на мелкий текст.

 

Может быть последних этих наблюдений и достаточно для того, чтобы выбросить из дневника кучу предыдущих страниц. Однако они тоже возникли не случайно и может быть когда-то помогут лучше понять эту проблему ускользающего от внимания противодействия установке ничего не делать. Аналогично тому, как совсем не просто быть по-настоящему спокойным или расслабленным, так же не просто по-настоящему не делать. В последнем случае можно применить те же приемы углубления действий, что применялись в предыдущих экспериментах по отношению к успокоению и расслаблению. А может быть все эти расслабление и неделание в дальнейшем следует осуществлять одновременно.

 

22-45. Я попробовал повторить опыт, опираясь на новое представление о том, как следует ничего не делать, и за пять минут достиг большего эффекта, чем за предыдущие пятьдесят минут. Получается, что помимо воздействия на зрение посредством постепенного накопления энергии на него можно воздействовать и почти мгновенно. Вот только это "ничего не делать" трудно уловить, потому что его трудно с чем-нибудь сравнить и память плохо закрепляет внутреннюю суть этого "ничего не делать". Я и сейчас толком не понимаю что это такое, и как эту проблему более понятным образом прояснить. Вроде бы всегда умел, если хотел, все разложить по полочкам, а здесь и толком зацепиться за какую-нибудь идею понимания проблемы пока не могу. Но любопытно, что моя гипотеза о самообмане снова подтверждается хотя бы тем, что я могу больше, чем демонстрирую это себе. Порой даже возникает подозрение, что стоит только отбросить какую-то внутреннюю хитрость, и я смогу нормально видеть, как лет 20-25 назад. Вот только для этого я не умею чего-то внутри себя понять. Такая вот получается страна Xland.

 

23-15. Ничего не делать - это, возможно, только зацепка для косвенного подключения какого-то внутреннего механизма. Во всяком случае после несколько попыток мне удается немного запомнить и "переоформить" это "ничего не делать" в некое "трансцендентное" внутреннее усилие. Правда, быстро это усилие я воспроизвести не могу. То ли потому что не умею, то ли требуется некоторое время чтобы вызвать приток энергии. Все же и "ничего не делать" тоже похоже остается в силе, как способ лучше видеть текст. Прямым "трансцендентным" усилием я дополнительно к "ничего не делать" улучшить видение текста пока не могу. Впрочем, я кажется ошибся. Я не трансформирую "ничего не делать" в "трансцендентное" усилие. Просто первое открывает путь второму (пока не буду пытаться здесь какие-то тонкости выяснять).

 

23-35. В конце концов я каким-то еще третьим способом добиваюсь прежнего эффекта. Правда в этом третьем способе есть что-то и от первых двух, а третий способ я знал и раньше, но он почти не действовал пока не стало этих первых двух.

 

В общем это уже область "трансцендентных" действий. в отношении которых индульгирование не очень подходящая вещь.

 

Я в своем дневнике был в чем-то неискренен, потому что не рассказал о том, что иногда можно просто себя "взять в руки" и сделать то, что нужно. Вот только об этом почти нечего рассказать. Вне индульгирования, к которому я пока весьма склонен, попытки в отношении "трансцендентных" действий могут быть более удачными, чем это бывает в режиме болтовни. А удача обеспечивается общим умением концентрировать себя (не отвлекать или удерживать внимание). А умение концентрировать себя достигается тренировкой. А примерами такой тренировки являются эксперименты, которые я пытался описать. Если бы я больше занимался делом, а не проблемами ведения дневника, то я бы безусловно достиг бы больших результатов в умении себя конценрировать, а значит и больших результатов во всем остальном. Но я делал то, что делал, и уже не планирую того, что буду делать в следующий раз.

 

Copyright © 2009 - 2022 Алгоритмист | Правовая информация
Сделано в JustCreative | Карта сайта
Яндекс.Метрика