Здравый смысл и язык здравого смысла

Я, вот, просматриваю разнообразные определения здравого смысла, бытующие в разных сферах наук. Столько всего мутного нагорожено, что исчезает само известное нам интуитивное понятие здравого смысла. Именно так, здравый смысл – это интуитивное понятие или, говоря по-иному, это одно из исходных понятий внутреннего мира человека, не определяемое посредством других понятий.

 

Прежде всего, должен сказать, что то, что мы интуитивно понимаем под здравым смыслом, это один из ключевых механизмов работы нашего интеллекта или, иначе говоря, механизм, на который опирается в своей работе наш здравый ум. Есть и другой "нездравомыслящий" ключевой механизм произвольных комбинаций. Этот, другой, механизм поставляет нам неожиданные решения и "безумные" идеи, часть которых, после согласования со здравым смыслом, оказывается полезной для практических применений или просто для целей познания, пока не нашедших такого применения.

 

Однако, за последнее столетие, начиная с великого изобретателя в области философии – Эйнштейна – вошло в употребление такое обыкновение: если "теория" не отвечает здравому смыслу, то не прав здравый смысл. И вообще, мол, мир не таков, каким он видится с точки зрения здравого смысла и здравого ума. В результате появляются всякие "искривления пространства", "пространства, обладающие геометрией", "свернутые размерности пространства" и прочие утверждения, вброшенные без тормозов в среду общения обычных граждан.

 

Естественно, раз продвижению таких неправомочных с точки зрения здравого смысла или здравого ума представлений мешает именно этот самый здравый смысл, то за последнее столетие на этот здравый смысл обрушилась лавина критики со стороны физиков-теоретиков, а также философов, не имеющих мозгов в той части, где должно быть собственное независимое мнение. Правда, здравомыслящие утверждения у отечественных философов, не забывающих о собственном здравом уме, все же встречаются, но они делаются вскользь, полушепотом, без четких акцентов, иначе произведения этих философов попросту бы не публиковались.

 

Да, именно так. Физики-теоретики – это люди. У них есть естественное стремление самореализоваться, даже если эта самореализация лежит где-то в области специальной теории относительности с ее неодновременной "одновременностью" или в более современной теории струн с ее свернутыми размерностями и прочими чудесами. Ну и кушать ведь тоже хочется даже тем, кто в силу тех или иных обстоятельств отошел от позиций здравомыслия и здравого ума. В результате в науке возникают мощные клановые структуры не только у нас, но и в еще большей мере за рубежом, где охаиваются позиции здравого смысла и, насколько это возможно, ограничиваются возможности выразителей подобных позиций, отвечающих здравому уму.

 

Но здравый смысл – это, как уже было сказано, механизм нашего мышления. Его надо не охаивать, а пытаться более глубоко осознавать и совершенствовать.

 

Что мы внутренне ощущаем стоящее за этим понятием "здравый смысл"?. Наверное, точнее всех это ощущение передал французский писатель и художник Макс Жакоб: "Здравый смысл - это инстинктивное чувство истины". Ну а далее я, с вашего позволения, скажу о том, что ощущаю я, ибо мне уже не на кого сослаться в этом крайне непроявленном вопросе о здравом смысле, вернее о собственно здравом смысле, а не о его разнообразных побочных толкованиях.

 

Здравый смысл соседствует, во внутреннем мире, с ощущениями честности и искренности. Может быть даже эти ощущения являются и собственно элементами механизма здравого смысла. Если аналитически мыслящему человеку (это не тому, который предпочитает путешествовать во времени и в параллельных мирах) вбросить в его сознание без четкого объяснения на языке обычного общения идею "искривляющего пространства" или чего-то подобного и это идея будет принята как правомочная, то подсознание воспримет эту идею, не опирающуюся на язык здравого смысла, как внутреннюю ложь. Ложь, скажу я вам, не безвредную, а разрушающую психику и интеллект. Об этом есть исследования и статьи, например китайских ученых. Именно через ощущение сопротивления этой лжи мы ощущаем и работу собственного механизма здравого смысла.

 

Здравый смысл, как и здравый ум, проявляет себя через определенные характеристики и элементы. Прежде всего, здравый смысл опирается на исходные внутренние представления – те, которые не определяются посредством других понятий. Он, здравый смысл, строит модель мира, состоящую из опорных неизменных и максимально обособленный понятий или своего рода чистых эталонов. Пространство в этой модели не включает в себя какие бы то ни было свойства материи, так как пространство ни из чего не состоит. По этой причине пространство абсолютно и неизменно и иным оно не может быть. Пространство, как и все прочие интуитивно ясные понятия, является абстрактным понятием, которое при необходимости раскрывается на конкретных примерах. Время – это тоже абсолютный эталон движения, в качестве которого можно вообразить ход сверхточных часов, но ход которых, в отличие от реальных часов, не может ни при каких бы то ни было условиях замедляться или ускоряться. Локальные модели "искривляющегося пространства" и "замедляющегося времени" могут быть, при понимании их сути, объяснены и на языке здравого смысла, но не должны противоречить ему. Так, понятие не одновременной "одновременности" на языке здравого смысла означает неодновременность получения сообщений о событиях, что по факту отвечает операциональному определению времени в специальной теории относительности, но не тому, что одновременность может иметь какой-то математически "освященный" мистический смысл.

 

Понятие "относительность", в чрезмерно расширенном смысле, на котором помешались физики и философы, в особенности со времен Эрнста Маха, не является элементом модели мира для здравого смысла. Я, например, и без объяснений мудрецов от физики и философии знаю, что на обратной стороне земного шара стоящий человек по отношению ко мне стоит вниз головой. Но я, согласно здравому смыслу, всегда имею абсолютную точку отсчета – свое собственное местоположение – и в нем однозначно определено где есть низ и где верх. Аналогично, и при запусках баллистической ракеты, которые мне приходилось наблюдать, расчеты ведутся конкретно по точке старта, а не относительно удаления Земли от "неподвижной" ракеты и т.п. Здравый смысл в своих ориентирах всегда выбирает какую-то абсолютную точку отсчета, а не некую заумную "относительность", внятного определения которой я нигде не нашел.

 

Здравый смысл, как механизм здравомыслия, на который опирается здравый разум, в своих суждениях использует только исходные понятия или понятия, определяемые через исходные. Словосочетание из диалектического материализма: "пространство и время есть всеобщие формы существования материи" для здравого смысла является бессмыслицей, потому что это словосочетание не связано с исходными понятиями внутреннего мира, которыми оперирует здравый смысл. При некотором усилии это словосочетание можно перевести на язык "здравомыслия", однако это уже будет интерпретацией, возможно отличающейся от того смысла, который имел в виду тот, кто упомянутое словосочетание изобрел.

 

Одно из свойств здравого смысла как раз и заключается в том, что он учитывает большее количество возможных интерпретаций любого явления или утверждения, чем это делается обычно в научных построениях. Например, опыт Майкельсона—Морли трактуется как результат, отражающий постоянство скорости света. Но реально в подобных опытах учитывается лишь интерференция двух лучей света, а это уже не то же, что собственно скорость света. И ничто не доказывает, что скорость света в опыте одинакова в двух взаимно противоположных направлениях, а интерференция не зависит от побочных факторов и т.п.

 

В современной физической парадигме инерционная система рассматривается как система, на которую не действуют силы извне. Но в природе нет таких систем – на Земле, например, на все действует силовое поле Земли. Физики помешались на этих инерционных системах и изобрели на их моделях массу умопостроений, отображенных в математических конструкциях и интерпретациях этих конструкций. Но здравый смыл четко говорит, что надо, как минимум, учесть и альтернативную возможность – того, что инерционных систем нет.

 

Это ключевая склонность здравого смысла: видеть в предметах и явлениях лишь то, что в них есть, – не больше, но и не меньше. Склонность, которая предполагает учет разных вариантов интерпретации явлений и событий, а не произвольный выбор лишь части из них. В то же время, эта склонность предполагает не навешивание понятиям лишних свойств, например пространству свойств материи, а времени свойств процессов и т.д.

 

Искренность и честность, которые упоминались выше, это также неотъемлемая черта здравого смысла. Если делается утверждение на основе какого-то предположения, то это предположение обязательно должно быть четко и недвусмысленно оговорено, а не замалчиваться, как это делается сейчас во многих случаях, в результате чего затем возникает ряд недоразумений у пытающихся понять смысл не оговоренных утверждений.

 

Категорическим требованием здравого смысла является постижимость его построений. Любой человек, обладающий нормальными способностями, может и должен понимать выводы и заключения, сделанные на языке здравого смысла. Язык этот, как уже было сказано, опирается только на интуитивно понятные исходные понятия внутреннего мира или понятия, определенные через исходные понятия. В этом языке не должно быть оторванных от конкретного смысла и не отображенных во внутреннем представлении здравого смысла словосочетаний, подобных "пространство и время – это всеобщие формы существования материи" или "пространство обладает какой-то геометрией" и т.д., и т.п., и прочее.

 

Естественно, внутренние понятия, которые могут быть не одинаковыми у разных людей, должны быть каким-то образом уточнены в плане достижения такого соглашения, чтобы эти понятия имели одинаковый, насколько это возможно, для всех смысл.

 

Надеюсь, что я выразился достаточно понятно для тех, кто захотел меня понять. Здравый смысл – это наш инструмент, могущий усилить наши интеллектуальные возможности. Инструмент, который надо изучать и совершенствовать, а не изуверствовать над ним в угоду современным околонаучным соображениям и интересам. Одним из средств совершенствования этого инструмента является разработка и совершенствование отвечающего этому инструменту языка. А это уже предмет большой работы, а не лишь данной небольшой статьи.

 

20.09.2014г. С пожеланиями успехов, ваш Протасов Н.Г.

Copyright © 2009 - 2021 Алгоритмист | Правовая информация
Сделано в JustCreative | Карта сайта
Яндекс.Метрика